ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Путин,
Председатель Партии
В центре внимания всегда должен быть человек

Сергей Неверов,
Секретарь Президиума Генерального совета Партии
Задача Народной программы - определить приоритеты для каждого региона

 



Хабаровское региональное отделение всероссийской политической партии
"Единая Россия"

Адрес: Россия, 680000, Хабаровский край, г.Хабаровск, ул.Шевченко
E-mail: region27@mail.er.ru
Телефон: (4212) 31-86-92
Факс: (4212) 31-86-92
http://erdv.ru

Аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе

Хабаровск
ул. Шеронова, д. 22
press@dfo.gov.ru
pressdfo@dfo.gov.ru




  Яндекс.Метрика
"ЧУДО ВОЗМОЖНО" Печать E-mail

Владислав Сурков впервые рассказал, где и зачем Россия создает национальный аналог Кремниевой долины. По его словам, в нее "пересадят" инновации, которые сперва вырастят в кластерах отечественные корпорации

В последний день 2009 г. президент Дмитрий Медведев создал рабочую группу во главе с Владиславом Сурковым по созданию "обособленного комплекса для развития исследований". Сурков рассказал "Ведомостям", что будет происходить в этом комплексе, как создавать инновационную экономику и как экономическая модернизация совмещается с политической.
- Как родилась идея создания русской Кремниевой долины?
- Прежде всего, идею выдвинул президент Дмитрий Медведев. Она поддержана председателем правительства Владимиром Путиным. Она давно обсуждалась самыми разными людьми. Идет дискуссия, создавать ли центры, где будет локализована творческая, интеллектуальная среда, инженерная, научная, коммерческая. Опыт создания научно-технических комплексов есть у многих наций. У СССР и его преемницы России своя история развития таких центров. Строились наукограды, академгородки. На каком-то этапе они выполнили свою функцию, в некоторых до сих пор сохранилась уникальная среда и по-своему уникальное население. В ряде мест потенциал есть, и они работают очень продуктивно. Их работа и дальше будет оплачиваться. Однако сегодня нужно создавать новые объекты, которые будут совсем другими и внешне, и в экономическом, социальном, культурном измерениях. Когда строились советские центры, они были передовыми во всем. Была некая эксклюзивность. Каждый, кто попадал туда, знал, что он лучший и находится среди лучших, что он находится в зоне повышенного внимания, от него многого ждут, его труд достойно оплачивается, он двигает страну вперед. Все эти параметры нужны и сегодня. Нужно такое место, где люди могли бы все это про себя сказать. Но уже с современных позиций. И конечно, речь не может идти ни о каких закрытых городах. Наоборот, в новом комплексе будет максимально открытая, интернациональная, если хотите космополитичная, социальная среда.
- Есть государственная программа по развитию технопарков. Их немало уже создано, некоторые считаются успешными.
Они вас не устраивают?
- Что-то получилось, что-то не очень. Больших результатов пока нет. Кое-где уже точно не будет - вместо технопарков образовались обычные офисные центры, просто недвижимость, никакого движения. Есть отдельные выдающиеся ученые. Есть интересные изобретения. Но в экономическом масштабе это ничто. Мы же должны придать инновационной деятельности статистически значимый характер, чтобы наша экономика стала экономикой третьей волны. Чтоб хотя бы сектор возник весомый инновационный в нашей экономике. Созданы институты развития - "Роснано", венчурная компания и проч., у них задачи ровно те же. Но их работа либо только разворачивается, либо недостаточно масштабирована.
- Может быть, не создан необходимый налоговый режим?
- На комиссии по модернизации Минфин показывал, что преференции давно есть - таможенные, налоговые. Тот же коэффициент 1,5 для налоговых вычетов по расходам на НИОКР. Эта льгота существенная, действует во многих странах. Но у нас почему-то не работает.
- Почему же не работает?
- Когда мы этой проблемой занялись, то обнаружили, что не хватает главного элемента. Все вроде бы как у людей. Слов много правильных иностранных: стартап, венчур, трансфер, инкубатор, коммерциализация и т. д. Одного только короткого русского слова нет - спрос. Кому выгодно? Кому надо? Во всем мире спрос на инновации определяют государство и крупные корпорации. Если им надо - то есть на кого работать. Университетам, малым венчурным предприятиям, венчурным капиталистам, ученым, изобретателям, патентным бюро, инжиниринговым центрам, лабораториям - всей инновационной системе. Которая, кстати, у нас тоже не сложилась пока. Ни для кого новая технология не является аргументом в конкурентной борьбе или единственной возможностью выжить на рынке.
Компании доминируют сырьевые, а люди, которые стали богатыми и сверхбогатыми, сделали состояние не на новых идеях и технологиях, как Гейтс, Эдисон, а на разделе совместно нажитого советским народом имущества. Говорю это без эмоций, сам в бизнесе работал. Они не являются заказчиками, не рискуют ради создания новых технологий.
Нет покупателя, который скажет: "Я беру!" Изобретение не к кому нести. А государство не может выступать универсальным заказчиком.
- Но в военной сфере оно таковым является.
- Да, военное ведомство что-то новое пытается заказывать. Но государство в целом пока не в состоянии даже формулировать квалифицированный заказ. Ведь инновационная культура не в том, чтобы правильно ответить на вопрос, а в том, чтобы задать вопрос, который до вас никто не задавал. А у сырьевого государства, как и у сырьевой корпорации, нет драйва. Зачем? Обменял ведро нефти на бутылку водки - и отдыхай. В 1920-1930-х гг. была энергия страха. Большевики хотя бы боялись, они воевали со всем миром, они от страха нагромоздили сверхдержаву и создали пусть несовершенную, но внушительную систему вооружений, сделали Россию индустриальной страной. Постиндустриальное общество с перепугу не возникнет. Нужна позитивная созидательная энергия. Ее извлечение из общества - задача новой политики. Нужно быстро подтягивать общий технологический уровень и одновременно создавать элементы инновационной экономики.
- То есть заниматься одновременно и инновациями, и модернизацией.
- Именно так. У нас постоянная путаница с этими понятиями. Инновации - то, чего никогда еще не было. Мне говорят: а в Америке? Отвечаю: и в Америке не было. Мы хотим, чтобы возник, как я его называю, органический заказ на инновации. Государство может быть лишь стимулирующим элементом, средством понуждения к инновациям.
- Мы правильно понимаем: появление таких кластеров - первый шаг к созданию "территориально обособленного комплекса"?
- Да, это такие модели для сборки. Какая-то часть этой базы может находиться на территории уже действующих вузов, компаний, институтов. Даже не весь вуз, а одна лаборатория может интегрироваться в такой кластер. Это не требует больших капитальных затрат. Но они, конечно потребуются там, где возникнет необходимость постройки новых объектов. В итоге могут выжить немного - допустим, штук 10 проектов, пригодных для пересадки во вновь создаваемый комплекс. Полученные экономические формы и матрицы можно потом использовать для тиражирования собственного, некнижного опыта инноваций.
- Но есть риск, что никто не выживет?
- Есть. Ведь речь идет о тончайших процессах. В 60-е гг. ученые предположили, что некогда создались определенные физико-химические условия на Земле, из которых возникла жизнь. Они в лабораторных условиях смешали азот, кислород, воду, что-то там еще в тех же пропорциях, что и тогда, давление такое же сделали и стали пропускать через эту смесь электрические разряды, имитируя молнии. Они ждали, что это приведет к образованию аминокислот, а далее - жизни. Не получилось, хотя все необходимые элементы были предусмотрены. Чуда не случилось. Возникновение великих идей, как и жизни, пока считается чудом. Конечно, чудотворцев среди чиновников и бизнесменов нет, но мы вместе должны создать обстоятельства, при которых чудо возможно.
- Каким вы видите нашу «кремниевую долину»? Что-то типа академгородка?
- Некоторые настаивают, чтобы это был именно город. Но я так не считаю. Скорее это центр, где люди проживают временно. Вокруг него, конечно, может возникнуть сколько угодно поселков. Просто если мы начнем строить именно город, то вся недвижимость быстро разойдется среди своих, каких-нибудь друзей членов рабочей группы (шучу), и возникнет прекрасный новый "Остров фантазий", но не возникнут инновации. Кремниевая долина начиналась с аренды помещений для высокотехнологичных компаний. Если бы этот участок сразу продали или допустили к аренде кого попало, все закончилось бы ничем. Проект должен быть экономически привлекательным, в том числе для частных инвесторов. Но он не должен стать пространством для элитного жилья, где ходят с ротвейлерами и ездят на "хам мерах", распугивая население. Там должны жить люди творческие, в основном ученые, предприниматели, в основном молодые. И архитектура, конечно, должна быть соответствующая - архитектура нового века, при этом удобная и функциональная.
- Не считаете ли вы, что для экономической модернизации нужна и политическая? Что невозможен экономический прорыв без серьезного ограничения бюрократии и создания конкурентной среды в политике?
- Тут идет спор по существу, фундаментальный. Есть у нас школа, которая учит, что политическая модернизация, под которой подразумевается политическая распущенность, "можно все", - это ключ к модернизации экономической, первая предшествует второй. Есть другая концепция, которой я придерживаюсь, которая считает консолидированное государство инструментом переходного периода, инструментом модернизации. Некоторые называют это авторитарной модернизацией.
Мне все равно, как это называют. Спонтанная модернизация - это культурный феномен (именно культурный, а не политический), и была она достигнута только в англосаксонских странах. Не во Франции, не в Японии, не в Корее. Там модернизация делалась дирижистскими методами.
Девяностые в России показали: само по себе расщепление общества не рождает позитивную энергию. Да, некоторую энергию высвобождает, но на что она расходуется и куда это приводит? Мы увидели, что само по себе ничего не случилось. И общество вынуждено было вспомнить о государстве. Далеко ли зашел период реакции? Я еще несколько лет назад сказал, что централизация находится на пределе возможностей. Больше нельзя.
- Стало быть, надо меньше? Пора раскручивать гайки?
- При чем тут гайки? Надо демократические институты развивать, а не гайки крутить туда-сюда. Я не только по должности, но и по своим взглядам поддерживаю президента: да, надо усложнять политическую систему. Надо, чтобы в ней возникало больше степеней свободы. Но надо делать это очень аккуратно, в постепенном режиме, не теряя консолидации власти. Консолидированная власть в России - это инструмент модернизации. И, смею вас уверить, он единственный.
- То есть вы удовлетворены нынешними демократическими институтами в России?
- Нет, конечно, никто не удовлетворен. Но я хочу также напомнить: безудержная критика демократических институтов - это естественный признак демократии. Это не я сказал, а один известный европейский политолог. Если критикуют демократию в России, значит, она есть. Если есть митинги протеста, значит, есть демократия. В тоталитарных государствах протестных акций не бывает. Да, мы нуждаемся в критике, понимаем, что система глуховата к критике, недостаточно восприимчива. Мне самому многое не нравится. Президент больше любой оппозиции делает для борьбы с коррупцией, отсталостью, для развития политической системы.
- Но, может, хотя бы сигнал дать: сейчас модернизируем только экономику, но потом, через 20 лет, возьмемся и за политику.
- А это само собой. И не через 20, а немедленно. Но не резко. Оба послания президента реализуются в этой части. Вы что думаете, я пожизненный поклонник какой-то из партий? Я даже не член ни одной из них и никогда не состоял. В России, как и везде, будут две доминирующие партии и еще несколько других - это я сказал много лет назад. При этом "Единая Россия" имеет все шансы снова победить и в 2011 г. Почему бы и нет? Это полезно для целей модернизации. Систему надо адаптировать к меняющемуся, усложняющемуся обществу. Но это не значит, что мы должны от системы отказываться. Ее надо сохранять.

Максим Гликин, Наталья Костенко, ВЕДОМОСТИ

 

 
На правах рекламы


Загружается, подождите...





АКТУАЛЬНО

Иван Джуляк,
начальник регионального штаба "Молодой Гвардии "Единой России", член Президиума регионального политического совета партии "Единая Россия" 
Наша политика - дама не первой молодости

Сергей Луговской,
Первый заместитель Секретаря Хабаровского Регионального политического совета, руководитель фракции партии "Единая Россия" в Законодательной Думе Хабаровского края
Дума – не площадка для политдиспутов, а место решения насущных проблем избирателей

Светлана Жукова,
Уполномоченный по правам ребенка в Хабаровском крае, заместитель Секретаря регионального политического совета партии "Единая Россия"
Послание Президента – план по защите детей

Евгений Исаков,
член Президиума Регионального политического совета Партии, председатель комитета по бюджету и налогам Законодательной Думы Хабаровского края
о настоящем и будущем модернизации

Дмитрий Розенков,
Заместитель Секретаря регионального политического совета партии «Единая Россия», заместитель руководителя фракции партии «Единая Россия» в Законодательной Думе Хабаровского края
потенциал для создания среднего класса в крае есть

КАЛЕНДАРЬ НЕДЕЛИ

30 января
Горячая линия по проблемам ЖКХ по телефону 31-61-02

31 января
Горячая линия по вопросам нарушений в сфере производства, оборота и потребления алкогольной продукции по тел. 32-32-32

1 февраля
Круглый стол по обсуждению авторских статей В.В. Путина


Copyright © "Единая Россия" 2005-2010. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При полном, либо частичном использовании материалов ссылка на erdv.ru обязательна

Создано в Рэдлайн ... | Администрирование | Авторизация